ФМП в СМИ

Е.В. Саворская: Как Brexit повлияет на торговлю эмиссионными квотами в Европе

Какой бы актуальной ни была проблема борьбы с изменением климата, фокус внимания международного сообщества сейчас сместился на борьбу с пандемией коронавируса. На её фоне отменяются или переносятся мероприятия по климату в рамках ООН, темпы законодательной деятельности ЕС в области климатической политики замедляются, а цены на квоты в рамках ЕСТВ продолжают падение, несмотря на меры государственного стимулирования.

О том, что будет с европейским эмиссионным рынком и какую роль планирует играть на нём Великобритания после Brexit, рассказала эксперт Международного дискуссионного клуба «Валдай», к.полит.н., доцент кафедры международных организаций и мировых политических процессов ФМП МГУ Е.В. Саворская в материале «Долгие проводы, лишние квоты: как Brexit повлияет на торговлю эмиссионными квотами в Европе».

 

Европейский союз располагает весьма развитой политикой и законодательством в сфере борьбы с глобальным изменением климата. Кроме того, Европейская система торговли квотами на выбросы парниковых газов, ЕСТВ (European Emission Trading System, EU ETS), является первой и до сих пор самой крупной подобной системой в мире.

Она функционирует на территории двадцати семи государств – членов ЕС, трёх стран Европейского экономического пространства – Исландии, Норвегии и Лихтенштейна, – а также – пока – на территории покинувшей ЕС 31 января 2020 года Великобритании. Суммарно отрасли, учтённые в системе, отвечают за порядка 45% общеевропейских выбросов парниковых газов, в число которых помимо диоксида углерода входят перфторуглеводороды и оксид азота. Система работает по принципу «ограничивать и торговать», когда сначала устанавливаются ограничения на выброс определённых веществ на определённой территории, а затем квоты на выбросы этих веществ распределяются на безвозмездной или платной основе (через аукцион) участникам рынка, которые могут излишки квот продать или сохранить для будущих нужд.

Здесь стоит отметить, что такой механизм является рыночным и во многом не нравился Брюсселю, который в 1990-е годы пытался ввести на своей территории общеевропейский углеродный налог и не допустить включение механизмов гибкости в текст Киотского протокола из опасений, что это позволит таким крупным эмитентам, как США, не утруждать себя сокращениями, купив право на выбросы у других стран при помощи офсетных квот. Обе попытки в конечном итоге провалились не без участия Великобритании.