Новости декана

Академик А.А. Кокошин выступил на 10 конвенте Российской ассоциации международных исследований в МГИМО МИД РФ

Академик А.А. Кокошин выступил на 10 конвенте Российской ассоциации международных исследований в МГИМО МИД РФ

8 декабря 2016 г. А.А. Кокошин выступил на 10 конвенте Российской ассоциации международных исследований (РАМИ), посвященном 25-летию внешней политики России, который проходил в МГИМО(У) МИД России под председательством академика РАН А.В. Торкунова.

В своем выступлении Кокошин осветил ряд вопросов внешней политики России в первой половине 1990-х годов, когда он находился на посту первого заместителя министра обороны.

Вопреки доминировавшим тогда в "политическом классе" России взглядам Кокошин и ряд его соратников были убеждены в том, что внешняя политика России должна опираться на достойную оборонную мощь, включая стратегические ядерные силы.

Кокошин отметил, что, по его представлениям, внешняя политика России должна была развиваться по многим направлениям, отвечающим долгосрочным национальным интересам России, а не замыкаться практически исключительно на США и Западную Европу. При этом, подчеркивал Кокошин, ни он, ни руководство Генштаба ВС РФ не стремились к конфронтационным отношениям с США и их союзниками по НАТО, но считали необходимым строить эти отношения исключительно на  равноправной и взаимовыгодной основе.

Кокошин напоминает, что он с рядом своих коллег добивался в то время более активного противодействия со стороны России действиям США и их союзников по расширению НАТО на Восток.

Кокошин отметил, что тогда Министерством обороны России были предприняты большие и тщательно продуманные усилия по развитию военного и военно-технического сотрудничества с Китаем и Индией, что сказалось и сказывается и на современном высоком уровне политического взаимодействия РФ с этими странами. Мы исходили из того, сказал Кокошин, что усиление позиций Китая, развивавшего при этом дружеские отношения с Россией по ряду параметров, будет способствовать созданию противовеса доминирующей роли США в АТР, что соответствовало долгосрочным интересам России.

Кокошин отметил, что развернувшееся в первой половине 1990-х годов масштабное военно-техническое сотрудничество с Индией и Китаем во многом способствовало сохранению и даже развитию целого ряда сегментов отечественного ОПК, тому, что в России появились дополнительные средства под оборонные НИОКР, ориентированные на будущее.

При этом в российском Минобороны были отработаны конкретные положения политико-военного и военно-технического взаимодействия с этими двумя азиатскими гигантами, исходя из долговременных представлений об интересах России в развивающейся системе мировой политики с несколькими "центрами силы".

Кокошин напомнил, что в 1990-е годы российские Вооруженные силы и ОПК оказались в исключительно сложном положении. В условиях глубокого экономического кризиса произошло резкое падение расходов на закупки вооружений, на НИОКР, на боевую подготовку, на содержание ВС и др.  Кокошин сказал, что тогда правительством "оборонные расходы сокращались не то что ежегодно, а ежеквартально, а иногда и ежемесячно".

Кокошин отметил, что именно Минобороны России пришлось заниматься спасением ядра ОПК как наиболее ценной части нашей высокотехнической промышленности. Приходилось принимать очень непростые решения и, что еще сложнее, следовать этим решениям годами, постоянно контролируя то, как они выполняются на разных уровнях.

Выполнение четко сформулированной осенью 1992 - весной 1993 г. Министерством обороны РФ военно-технической политики усложнялось и тем, что в ходе создания органов госуправления РФ было разрушено управление оборонной промышленностью, существовавшее в СССР. Такой орган, как Госкомоборонпром РФ, не был наделен должными полномочиями и ресурсами. Во многом предприятия ОПК оказались замкнутыми напрямую на Минобороны РФ, которое было для это не совсем приспособлено.

В те годы были сделаны очень важные заделы под те системы, которые сейчас составляют техническую основу военной мощи России (в значительной мере эти НИОКР были продолжением того, что начиналось еще в СССР). По стратегическим ядерным силам это МБР "Тополь-М" и "Ярс", подводные стратегические ракетоносцы проекта "Борей"; по силам общего назначения - бомбардировщики Су-34, ударные вертолеты Ка-50 и Ка-52, Ми-28Н и др.

Много внимания, отметил Кокошин, в 1990-е годы Минобороны уделило специальной программе военной электроники "Интеграция-СВТ", средствам радиоэлектронной борьбы, гидроакустики, средствам связи, системам предупреждения о ракетном нападении и др.

Большие результаты, сказал Кокошин, были достигнуты в 1990-е годы по развитию средств неядерного стратегического сдерживания, включая создание крылатых ракет морского базирования "Калибр", крылатых ракет воздушного запуска "Х-101", развитию и модернизации соответствующих платформ под эти средства поражения.

Российский Военно-морской флот получил ТАРК "Петр Великий", оснащенный новейшим оружием и средствами обеспечения, и ряд других крупных надводных кораблей, малошумные многоцелевые атомные подводные лодки, новейшие дизельные подводные лодки.

Все это, отметил Кокошин, - средства, обеспечивающие сегодня России статус великой державы, а по стратегическим ядерным вооружениям и статус сверхдержавы.

Мы в соцсетях

   

Поиск по сайту

Подписка на новости